Тимирязев Климент Аркадьевич

(1843 — 1920)

dfh5sehyeyher

Физиолог-ботаник, естествоиспытатель, один из основоположников научной школы физиологии растений.

Свою лекцию «Космическая роль растений» в Лондонском королевском обществе Тимирязев начал с того, что вспомнил… Гулливера! Когда герой попал в академию Лагадо, то увидел странного человека, который пытался получить солнечный свет из огурца… «Я должен откровенно признаться, — сказал Тимирязев, — что перед вами именно такой чудак. Более 35 лет провел я, уставившись если не на зеленый огурец… то на зеленый лист в стеклянной трубке, ломая себе голову над разрешением вопроса о запасании впрок солнечных лучей».
rft45eytw4trw
Всю свою жизнь К.А. Тимирязев посвятил изучению мира растений. Он установил и доказал значение солнечной «лучистой» энергии для жизнедеятельности зеленых растений, а в итоге — для всего живущего на Земле, и конечно же, человека. Иными словами, ученый исследовал удивительный процесс фотосинтеза. Тимирязев писал, что растения — это «прибор для улавливания воздуха и солнечных лучей», а значит, и наша пища, источник силы, в сущности, тоже «консерв солнечных лучей». Ученый мечтал, что когда-нибудь люди, разгадав тайны зеленого листа, придумают аппарат «с одной стороны, получающий даровой воздух и солнечный свет, а с другой — подающий печеные хлебцы».
rety45yhege
Тимирязев преподавал в Петровской земледельческой и лесной академии, возглавлял кафедру физиологии растений Московского университета. Послушать Тимирязева приходили студенты и с других факультетов. Когда он входил в аудиторию, звучали аплодисменты…
Писатель Андрей Белый вспоминал: «На первую лекцию к третьему курсу… влетел он с арбузом под мышкой; знали, что этот арбуз он оставит; арбуз будет съеден студентами; он — демонстрация клеточки, редкий пример, что ее можно видеть глазами». Но в 1911 году ученый покинул университет в знак протеста против действий министра просвещения Кассо.
tr5ryhe4e4
Климент Аркадьевич много времени посвятил делу популяризации науки. На его выступлениях в Политехническом музее не было свободных мест, а в печати выходили книги, интересные не только для специалистов: «Чарлз Дарвин и его учение», «Солнце, жизнь и хлорофилл», «Жизнь растений»…
Революцию 1917 года К.А. Тимирязев принял с надеждой.