🎨 Сильвестр Щедрин

1791 — 1830

Сильвестр Щедрин

Ранее в пейзаже господствовала «сказочность», подражательность неким западным образцам. Голубые небеса, бело-розовые облачка, и на их фоне непременно развалины какого-нибудь рыцарского замка. Или голубая безмятежная гладь залива — и корабль с идеально ровными и белыми парусами.

Лучшие годы жизни — целых двенадцать лет — Сильвестр Щедрин, как и многие пенсионеры Академии художеств, провел вдали от родины, в Италии.
Сильвестр Щедрин
Поначалу Щедрин писал: развалины Колизея, соборы, замки. Но постепенно он понял, что Италия — это не только прекрасная старина, а живая, «сегодняшняя» страна. Ему нравилось писать уютные бухты, ласковое море, рыбацкие хижины, людей на берегу. Он говорил, что любит изображать народ «гуляющий и трудящийся».
Нужен был мощный дар, чтобы прорваться сквозь «академические» сады к живой природе. И Щедрин сделал такой прорыв.
Сильвестр Щедрин
Картина «Лунная ночь в Неаполе» показывает берег залива, на котором группа рыбаков собралась у костра. То ли коптят только что пойманную рыбу, то ли просто отдыхают и ведут неторопливую беседу… Все в картине исполнено покоя, гармонии и красоты. Тишина и умиротворение на земле. Так же спокойна и луна, что светит ровным светом сквозь разрыв ночных облаков. Это не красивость, не лакировка каких-то неведомых «иноземных» видов, а именно красота живой природы.
Сильвестр Щедрин
Споры о том, каким должен быть пейзаж, что он должен отражать: реальность или сказочный, романтический сон, — среди живописцев велись давно. И часто безрезультатно. Рембрандт в свое время призывал: проснитесь и посмотрите вокруг! На свете нет ничего прекраснее и утешительнее простой природы! Ее надо лишь суметь увидеть.
Сильвестр Щедрин
«Веранда, обвитая виноградом» — подтверждение подобного отношения к пейзажной живописи.
Все в природе существует в едином ритме, в едином неторопливом, поступательном движении… Можно только сожалеть, что талант Сильвестра Щедрина был реализован только в итальянских пейзажах.
Сильвестр Щедрин
Всего тридцать девять лет было отпущено судьбой талантливому художнику. Но Щедрин успел оставить свой яркий, неповторимый след в пейзажной живописи.