Победа

fghth45h45

Иван Васильевич с сыном и братьями возвращался из похода на татар победителем. Наконец-то Русь стала свободной!

Глаза болели от яркой белизны снега. Оба государя — отец и сын Василий — ехали рядом позади своей стражи, и старший тихо поучал младшего.
 — Пала Орда, не встать ей уже, — говорил сыну Иван Васильевич. — Лицом к лицу стоим мы теперь с немцами, поляками, литовцами… Не забывай об этом даже в самую счастливую минуту и всегда будь готов к новой войне.
erty45yw4h45
На подъезде к Москве из всех изб, надевая на ходу полушубки, выскакивали мужики и бабы, парни и девки, старики и старухи с детьми. Победителей народ встречал криками «ура!» и благодарением Бога.
Вся Москва гудела пасхальным звоном, все приветствовали Ивана Васильевича. У кремлевских ворот их встречал митрополит Геронтий с духовенством.
У ворот Кремля государи сошли с коней. Иван Васильевич, а за ним Василий Иванович сначала подошли за благословением к владыке и только потом вышли на площадь. Митрополит, высоко подняв крест, благословил войска и воевод и проследовал за государями.
Так они пришли к собору Михаила Архангела и взошли на паперть. Увидев свою мать, инокиню Марфу, Иван Васильевич быстро поднялся по ступеням и воскликнул:
 — Будь здорова, матушка! Богомолец наш, митрополит Геронтий, благословил меня. Благослови и ты…
У всех на виду государь встал перед матерью на колени, а она, благословив его, поцеловала. Потом благословила внука.
retg5r45yg45t
На площади стало тихо, и колокола перестали звонить. Только когда закончился благодарственный молебен, все колокола снова зазвонили. В этот миг государь сделал знак рукой. Колокола постепенно затихли, замер в ожидании и весь народ.
 — Люди православные! — громко воскликнул государь. — Двести пятьдесят лет мы были ордынскими данниками. Теперь по воле Божьей пала Орда! Стала Святая Русь свободной, и нет у нее иного царя, кроме единого государя православного!
 — Ур-ра! Да живет вольная Русь! — прогремело на площади.
Но крики сразу потонули в рокоте гулких московских колоколов. Люди объятиями и троекратными поцелуями приветствовали друг друга, радуясь освобождению Руси, сбросившей татарское иго.