Павел Федотов

1815 — 1852

ewr3y54yhwerg

Однажды к Карлу Брюллову явился молодой двадцатилетний офицер. Попросил посмотреть рисунки. Маститый художник доброжелательно встретил «молодого коллегу». Тем более что весь вид его выдавал крайнюю степень нужды.

На рисунках были изображены полковые товарищи и уличные сценки из жизни горожан.
drghe4t43ty34w
«Наблюдателен, способен, но… не более того», — отметил про себя Карл Брюллов и посоветовал, не бросая занятий рисованием, все-таки найти себе более верный кусок хлеба.
Прошло семь лет. Молодой офицер Павел Федотов оставил службу и, учась по вечерам в Академии художеств, зарабатывал на жизнь иллюстрациями и сатирическими рисунками в газеты. Но мечтой его жизни была живопись.
rty4345yte54y5
И вот наконец на академической выставке он представил свою первую работу — «Свежий кавалер». Тупой, самодовольный и явно еще не протрезвевший после вчерашнего застолья чиновник хвастает перед кухаркой полученным орденом. Он гордо тычет в него пальцем, а кухарка, усмехаясь, протягивает ему стоптанные сапоги. Весь убогий быт, грязь и неопрятность комнаты, надменная поза самого чиновника — все просто кричит об отсутствии какого-либо намека на духовность героя.
try345ye45ge
Картина имела оглушительный успех. Глядя на нее, веселились, подчас громко смеялись и профессора, и студенты-академисты.
Услышал о необыкновенной картине и сам Великий Карл, как все называли Брюллова. Он был болен, поэтому пригласил художника вместе с картиной к себе домой. К нему явился… тот самый офицер, Павел Федотов.
Долго смотрел Великий Карл на картину: он видел, что чиновник, задрапированный в грязный халат на манер «античных героев», — убийственная насмешка над напыщенной лживостью сильных мира сего.
И хотя стилистика картины была чужда Брюллову, он сказал: «Федотов смотрит на мир по-своему, остро и насмешливо, страдая от его несовершенства. Поздравляю, вы победили меня!».
Услышать подобное из уст Брюллова было для Федотова счастьем.
reta3y5uys54e3t4
Но, увы, бедность и неудачи преследовали художника. Спустя всего лишь три года после этой встречи его сразила душевная болезнь, и в роковом для многих талантов возрасте — в 37 лет — он скоропостижно скончался. Россия потеряла еще один великий, не полностью раскрывший себя, талант.