Мономахова грамота

dsgtryheagew

Мономах решил больше не откладывать то, что он уже давно хотел сделать — оставить после своей смерти поучение для сыновей. Государственные дела и житейская суета часто отвлекали его от книжных занятий, которые он так любил.

Но сегодня из-за бессоницы князь решил закончить грамоту.
Мономах взял свои записи, сел на постель и прочел начало повествования: «Я, худой, дедом своим Ярославом благословенным и славным нареченный в крещении Василием, а русским именем Владимир, отцом возлюбленным и матерью своею из рода Мономахов…»
Но едва он прочел эти строки, как перед ним закружились воспоминания… Его жизнь была так полна трудами, что в продолжение долгих лет ему некогда было думать о будущем.
fdys5uhjwe4hyw4
Сегодня Мономах впервые почувствовал: настают его последние дни. Ну что ж, он оставляет своим сыновьям сильное государство, простирающееся от половецких степей до Карпат. Никто не посмел бы сейчас посягнуть на Русь: разбойные племена загнаны далеко в степь.
Мономах обмакнул гусиное перо в глиняную чернильницу и начал писать: «Всего же более убогих не забывайте, но, поскольку можете, кормите их и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте, не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виноватого не убивайте и не повелевайте убивать. Если даже будет повинен в смерти, и тогда не губите никакую христианскую душу…»
А сколько он сам пролил крови на своем веку в горячности или в боевом пылу в те годы, когда враги считали, что могут безнаказанно разорять Русскую землю!
Снова стало поскрипывать перо: «Паче же всего гордости не имейте в своем сердце и уме, но скажите себе: «Все мы смертны, сегодня живы, а завтра в гробу, и все, что Ты дал нам, это — не наше, но Твое, лишь порученное нам на мало дней».
tu54ur6hje4
Мономах смотрел на пламя свечи: о чем он еще должен написать? Ему было приятно думать, что он оставляет после себя на земле многих сыновей. Размышляя о них, он писал: «Не забывайте того хорошего, что вы умеете, а чего не умеете, тому учитесь. Как отец мой, дома сидя, научился пяти языкам, отсюда ведь честь от других стран. Ленность — всему мать. Что умеет, то забудет, а чего не умеет, тому не научится…»
Мономах особенно старательно выписывал строки: «Пусть солнце не застанет вас в постели…»
Но рука уже устала писать. Мономах опустил перо в чернильницу. Ночь приближалась к концу…