Кровь царя

gt54y45y45t3

В первый день весны 1881 года Петербург выглядел совсем по-зимнему. Царь Александр II возвращался из Михайловского манежа с развода караулов в Зимний дворец.

Бодрый цокот копыт будил безлюдные улицы. Карета в сопровождении шести казаков выехала на Екатерининский канал и двинулась мимо Михайловского сада. Император задумчиво глядел на чугунный узор решетки. Здесь было еще пустыннее, лишь несколько одиноких фигур маячили невдалеке, да какой-то мальчишка вприпрыжку бежал по тротуару. Глядя на озорное мальчишеское лицо, Александр улыбнулся. Оно напоминало ему лицо другого мальчика, его любимого внука Ники. Однажды в Великую пятницу он рассказал ему, как злые люди замучили Христа. Ники тогда было не больше пяти лет. Глазенки его налились слезами, он сжал кулаки и сказал: «Эх, не было меня там, я бы показал им!».
«Ники… Солнышко, — с нежностью подумал император. — Кажется, в нем не заложено ни одной порочной черты. Удивительный, особенный мальчик!»
gt45uyh6ju4s5yh
Он еще раз взглянул на тротуар, где бежал мальчик и увидел искаженное страхом детское лицо и летящую прямо на карету фигурку. Оглушительный грохот потряс карету. «Бомба! Террорист!» — услышал он сквозь затихающий гул крики людей. Когда клубы дыма рассеялись, глазам царя предстала страшная картина. На тротуаре весь в крови лежал мальчик. Чуть дальше, среди обломков царской кареты — два убитых наповал казака. Решительным жестом отстранив от себя офицеров, просивших немедленно ехать во дворец, он бросился к лежащим. Едва он успел склониться над убитыми, как в ту же минуту ему наперерез бросился человек. Раздался взрыв.
dgtrey53et4
Бомба разорвалась прямо у ног императора. Окровавленный, он лежал в луже крови на мостовой. Великий князь Михаил срочно прибыл к месту катастрофы. Глаза Александра были открыты, но, казалось, они ничего не видят. Князь Михаил услышал шепот: «Скорее во дворец, там умереть…»
Государь лежал в кабинете на своей походной кровати, укрытый военной шинелью. Около умирающего отца стоял цесаревич Александр. Веки императора дрогнули и он медленно, едва слышно произнес: «Солнышко…» Он хотел проститься с внуком. Через несколько минут в кабинет ввели Ники. Его голубые, как у деда, глаза смотрели испуганно.
Цесаревич Александр подвел мальчика к постели умирающего, наклонился над ним и произнес: «Папа, ваше Солнышко здесь». Глаза умирающего открылись. Император хотел протянуть руки к своему любимцу и что-то сказать, но смог лишь пошевелить пальцами. Он силился улыбнуться, и Ники понял: дед узнает его.
dg354y45yh45
Голубые глаза царя вдруг устремились куда-то вдаль, будто там увидели что-то таинственное, необыкновенное. «Скорее, скорее», — прошептал цесаревич Александр, обращаясь к седовласому, похожему на старца, священнику, по щекам которого текли слезы. Старика трясло так, что он едва держался на ногах. Дрожащими руками он причастил императора. Ники увидел, как его отец, мать, дядя опустились на колени, и тоже встал рядом с ними.
Император глубоко вздохнул, и Ники показалось, что он видел, как светлым сияющим облачком отлетела душа деда…
retg5y5y34t34
Прошли годы, в 1907 году на том месте, где когда-то был смертельно ранен Александр II, появился величественный храм Воскресения Христова. При освящении храма, казалось, присутствовал, не только весь Петербург, но и вся Россия. Сказочно хорош был новый храм, удивлявший разноцветьем куполов. Накануне молодой император Николай II приезжал сюда и долго стоял в одиночестве. Храм Воскресения заложен на месте, где был смертельно ранен когда-то его дед, Александр II. Он смотрел на разноцветную мозаику пола, а видел кусочек мостовой в бурых пятнах крови. Такие же кровавые пятна видел он мальчиком на мраморной лестнице Зимнего дворца, когда бежал к умирающему деду.