Как шведские послы к царю Алексею ходили

gedrrfmfrdsds

Война со шведами, которую вел царь Алексей Михайлович, закончилась заключением мира в 1661 году. Но между Россией и Швецией отношения оставались сложными.

Шведы видели, что Россия уже не обессиленная Смутой страна, а крепкая держава, с которой лучше быть в союзе, чем в раздоре.
И вот 21 августа 1673 года шведский двор отправил в Москву особое посольство. Оно состояло из государственного советника графа Густава Оксеншерны и еще нескольких крупных шведских чинов.
Путешествие выдалось нелегкое. Лишь 14 сентября корабль вошел в Ревельскую гавань. Дальше послы двинулись сухим путем, и 18 ноября их экипажи стояли у русской границы. Переезд через границу был торжественным. Пышную процессию замыкала «собственная его королевского величества карета», что означало: русским оказана особая честь.
Карета была высокая, сплошь украшена позолотой и обита бархатом малинового цвета. Но новгородские ворота, хоть и не маленькие, не вмещали шведскую карету.
tyus45uhjse5e5
Долго новгородский воевода убеждал послов оставить гигантский экипаж под Новгородом, шведы ни за что не хотели расстаться со своей каретой. Тогда воевода Шереметев приказал разломать ворота, чтобы карета смогла въехать в город.
Накануне Рождества были уже в пяти верстах от Москвы. Здесь шведов ожидала торжественная встреча. Шеренга войск вдоль дороги тянулась до самой столицы. По левую сторону располагались двадцать четыре полка пехоты с двумястами орудиями, а по правую — кавалерия. Перед каждой ротой трубили трубачи, били в бубны и играли на свирелях музыканты. Шум стоял такой, что и в столице слышали.
tys5yhe4sy
Торжественную аудиенцию назначили на 3 января, но не тут-то было. Накануне между шведами и русскими возник спор: русские требовали, чтобы шведы вступили в тронную залу пред очи государя без тростей, шпаг и обязательно с обнаженными головами. Шведы были готовы оставить трости и шпаги, но обнажить головы перед царем не соглашались: мол, нет у них от короля такой инструкции. Аудиенция не состоялась. Шведам было объявлено приказание царя Алексея Михайловича — готовиться к отъезду. Но шведы отправили с письмом к Карлу XI переводчика. Не прошло и двух месяцев, как он возвратился с ответом в Москву: король согласился исполнить требование русского царя.
И вот настал долгожданный день аудиенции. Она состоялась 30 марта, через семь месяцев после выезда шведского посольства из Стокгольма!
gtfuys65eyher
Утром шведская процессия двинулась из посольского дома к Кремлю. Впереди верхом на коне ехал капитан Эрик Пальмквист. За ним несли подарки, присланные царю королем Карлом, а царице — королевой Гедвигой-Элеонорой. Капитан Пальмквист во время пребывания в России вел дневник, из него-то мы и знаем, что всего было преподнесено государю Алексею Михайловичу тридцать два подарка. Все это были золотые и серебряные вещи: умывальник, сосуды для воды, ваза для конфет, корзины, кубки, стаканы. Но особенно удивили огромная люстра из тонкого узорного серебра с десятью подсвечниками и фонтан прекрасной работы, который автоматически выпускал струи воды.
Королева Гедвига подарила царице различные предметы из «благоуханного дерева алоэ», филигранной работы шкатулку, отделанную драгоценными камнями, шесть вееров, золотые часы, вышитые серебром и шелками ночную юбку и кофту и всякие прочие милые вещицы.
Замыкал шествие с подарками маршал Герман фон Ферзен, слуги, пастор, переводчик, лекарь, секретари, несшие грамоты послов на голубой тафте. Далее следовали пажи, за ними сами послы и, наконец, «собственная его королевского величества карета».
Прием происходил в Грановитой палате. В приемной комнате послов встретил князь Андрей Хилков, который проводил их в тронную залу. Стены залы украшали роскошные гобелены, изображавшие живописные сцены из мифологии и истории. Стекла в окнах были разрисованы множеством портретов в виде медальонов; золотые и серебряные сосуды блистали на подставах, застеленных прекрасным бархатом.
fdty45eyuheyhe
Царь, богатырского вида, с бодрым свежим лицом, сидел на троне, украшенном двуглавым орлом. По обеим сторонам трона неподвижно стояли рынды (оруженосцы царя), в одеждах, затканных серебром и подбитых мехом, а на головах их красовались высокие собольи шапки. На голове государя сияла драгоценными камнями корона, а в руке он держал скипетр. На особом поставе, чуть в стороне, лежала держава.
Послы ступили в тронную залу и остановились в десяти шагах от трона. Густав Оксеншерна по-шведски произнес приветствие и прочитал письмо короля. Царь встал, спросил о здоровье короля и позволил послам подойти к своей руке.
В это время Артамон Матвеев взглянул на царя и увидел чуть заметную и понятную ему лукавую задоринку в глазах Алексея — послы стояли перед царем с непокрытыми головами. Артамон Сергеевич, как тогда было принято, пересчитал подарки. Царь поблагодарил и пригласил послов к царскому столу.