Иван Крамской — РУССКАЯ ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ — RUSSIAN HISTORY IN FACES

Иван Крамской

1837 — 1887

Иван Крамской

Крамской писал: «Для того чтобы стать художником, мало таланта, мало ума, мало благоприятных обстоятельств, надо иметь счастье обладать темпераментом такого рода, для которого, кроме занятий искусством, не существует высшего наслаждения».

Иван Крамской обладал таким темпераментом. И в этом было его счастье и его трагедия.
Полотно «Христос в пустыне», пожалуй, наиболее ярко выражает личность самого художника.
«Это не Христос. Я не знаю, кто это. Это есть выражение моих личных мыслей», — говорил о своей картине сам Крамской.
Иван Крамской
Присмотритесь к человеку, изображенному на полотне. Он явно на перепутье. У каждого человека в жизни обязательно наступает минута, когда нужно удалиться от всех и решить непростую задачу: как жить дальше?
У Крамского в жизни подобных минут было много.
Судьба отнюдь не баловала художника. Он рано женился. Заботы о хлебе насущном отнимали слишком много сил и здоровья.
Первые же портреты Крамского, выставленные для всеобщего обозрения, принесли ему широкую известность. Со всех сторон на мастера посыпались заказы. Некоторые были даже от императорского двора. Разве возможно было от них отказаться?
Иван Крамской
Семья художника росла, вместе с ней росли заботы и хлопоты. И артель «передвижников», которую он практически создал и возглавлял, требовала огромного количества средств и времени. Он творил в редкие минуты, когда потребность в творчестве гасила огненные вспышки его общественного темперамента.
«Неизвестная» была написана именно в такое время. Никто и никогда не узнает, кто она, эта темноглазая красавица, с чуть надменным взглядом из-под длинных черных ресниц.
Иван Крамской
Александр Блок написал свою «Незнакомку» спустя почти двадцать лет. Но невозможно отделаться от ощущения, что Крамской и Блок создавали свои шедевры одновременно.
Иван Крамской
Талантливых людей судьба испытывает особенно усердно. Постоянные болезни, безденежье… В сорок лет он выглядел уже глубоким стариком. А в пятьдесят умер.