Хитрая табакерка

Хитрая табакерка

Император Николай ПавловичХитрая табакерка имел обыкновение прогуливаться по Адмиралтейскому бульвару. Многие узнавали его, смотрели с гордостью: «Красавец-то какой! С головы до пят царь!»

Дойдя до середины бульвара, император заметил впереди солдата с узелком в руках. Тот как раз собирался свернуть в ворота. Государь окликнул его. Солдат обернулся, да так и застыл на месте. Потом спохватился и, отдав честь, отрапортовал:
  — Бессрочно отпускной N-ского пехотного полка.
  — А что это ты несешь в узелке? — спросил император, которому интересно было поговорить с солдатом.
  — Собственную работу, ваше императорское величество. Несу продавать — на Вербное воскресенье.
  — Покажи.

Хитрая табакерка

Солдат развязал свой узелок, в котором оказалось несколько табакерок из папье-маше с разными изображениями.
Государь взял в руки одну, на крышке которой был нарисован портрет Наполеона.
  — Ну, служивый, что же ты чужого изображаешь, когда свой есть?
  — Да своему здесь быть не годится, ваше императорское величество.
  — Отчего же?
  — Когда желают понюхать, то французского короля по носу бьют, — тут солдат постучал по крышке двумя пальцами, — а потом откроют крышку, понюхают и… Чхи! Здравия желаю! — Солдат показал внутреннюю сторону крышки. — Извольте посмотреть, ваше императорское величество!
Там красовался старательно нарисованный портрет Николая Павловича.
Государь рассмеялся и сказал:
  — Пожалуй, куплю!

Хитрая табакерка

Он купил три табакерки, щедро заплатив за каждую по пятьдесят рублей.
На обратном пути царь зашел на квартиру генерал-фельдмаршала Паскевича. Император считал Паскевича своим близким другом и запросто заходил к нему в гости.
Было совсем рано, и фельдмаршал еще почивал. Громовым голосом, словно перед ним рота солдат, государь провозгласил:
  — Вставай, отец-командир, я тебе на Вербное воскресенье подарок принес!