Фет (Шеншин) Афанасий Афанасьевич

wert54y54y34

Родился 23 ноября 1820 года (варианты рождения: 29 октября, 23 октября, 29 ноября) в усадьбе Новоселки, близ Мценска. Умер 3 декабря (21 ноября) 1892 года в Москве. Автор лирических циклов «Весна» (в том числе «На заре ты ее не буди…», 1842; «Уж верба вся пушистая…», 1844), «Осень» (в том числе «Ласточки пропали», 1854; «Сентябрьская роза», 1890), «Снега» («Чудная картина…», 1842; «Мама! глянь-ка из окошка…», 1887), «Мелодии» (в том числе «Не отходи от меня…», 1842; «Тихая, звездная ночь…», 1842; «Как мошки зарею…», 1844; «Певице», 1857; «Сияла ночь. Луной был полон сад…», 1877; «Я тебе ничего не скажу…», 1885), «Вечера и ночи» ( в том числе «Шепот, робкое дыханье…», 1850; «На стоге сена ночью южной…», 1857), стихотворений: «Я пришел к тебе с приветом…» (1843), «Когда мои мечты за гранью прошлых дней…» (1845), «Только встречу улыбку твою…» (ок. 1873), «Поэтам» (1890), сборника стихов «Вечерние огни» (1883 — 1891), подражаний и переводов из римских поэтов, И.В. Гете («Фауст», ч. 1 -2, 1882 — 1888), Г. Гейне и других; автобиографической прозы «Мои воспоминания» (1890), «Ранние годы моей жизни» (1893); перевода книги философа А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление» (1881).

Трагедия имени: Фет и Шеншин

Фет родился и рос в семье богатого орловского помещика Афанасия Неофитовича Шеншина и его жены, урожденной Шарлотты Беккер, с которой тот встретился в Германии и привез с собой на родину. И вдруг 14-летний Шеншин, находясь в немецком пансионе Прибалтики, получает известие о том, что его крещение было незаконным и теперь он будет именоваться Фетом. Богатый наследник внезапно превратился в «человека без имени».
reyt5y54yh45y
Всю жизнь Фет пытался вернуть себе имя Шеншин. Он служил в армии офицером, чтобы выслужить себе потомственное дворянство. С большим трудом к середине жизни Фет добился своего, уже отчаявшись снова стать Шеншиным. Это наличие двух имен как будто раздваивает его жизнь — на поэтическую, под именем Фета, и помещичью — жизнь хозяина земель и усадеб Шеншина.
reyt345e4y3
В годы военной службы в херсонской глуши Фет познакомился с дочерью бедного тамошнего помещика двадцатилетней девушкой Марией Лазич. Она была незаурядной натурой, талантливейшей музыкантшей, своей игрой заслужившей похвалу композитора Листа, страстной любительницей поэзии. Любовь Фета и Лазич вдохновила поэта на создание его знаменитого стихотворения «Шепот, робкое дыханье…». Она была бедна и знала, что Фет никогда не женится на ней, потому что только богатая невеста могла вернуть ему дворянское имя, но Мария умоляла не прерывать их отношений. Фет тоже страдал от того, что «не имеет духу и силы… разрубить мечом этот несчастный гордиев узел любви». И все же он пошел на полный разрыв.
eyrs5r46jhu54y
А вскоре Лазич умерла ужасной смертью, тайна которой до конца не раскрыта. Считалось, что на ней загорелось платье из тончайшего газа от случайно оброненной спички, но, возможно, она сама подожгла себя. Охваченная пламенем, Мария воскликнула: «Ради бога, спасите письма» [письма Фета к ней], бросилась по ступеням в сад и упала.
Через четыре дня она скончалась в страшных муках. Последние слова умирающей были: «Он не виноват — а я».
Будущий же Шеншин женился по расчету на сестре своего друга Боткина, купил имение и на время отказался от литературных занятий. Хозяином-землевладельцем он оказался отличным: привел купленный им запущенный хутор в цветущий вид, удачно торговал, завел мельницу, конный завод. Поздравляя его с очередной «великолепной сделкой», Тургенев выражал уверенность, что она наполнит его карманы «ручьями целковых». Приводя эти слова, Фет поясняет: «Тургенев всегда говорил, что будто бы никто не произносит с таким выражением, как я, слово «целковый», и что ему каждый раз кажется, что я уже положил его в карман».
uy5ye5gtwe4t
Фет того времени поражал окружающих своими реакционными взглядами. Мечта Фета исполнилась: он вернул себе потомственное имя и жил в собственном доме в Москве.